ИГРЫ

Рецензия на спектакль «Магда», Плохой театр. Не играем


Рецензия на спектакль «Магда», Плохой театр. Не играем

Билет в хороший театр стоит дорого… А это — Плохой театр, сюда пускают бесплатно. Всё, что здесь происходит, случается исключительно за зрительское «спасибо» и посильный donation. И спектакль «Магда», который был показан в рамках театральной премии для молодых «Прорыв» — наглядная иллюстрация того, на какие чудеса способны талантливые люди, мотивированные не «надо» какого бы то ни было сорта, а исключительно собственным «хочу»Эскиз спектакля был создан при поддержке «Мастерской современного театра» весной прошлого года и продолжил сценическую жизнь.

Рецензия на спектакль «Магда», Плохой театр. Не играем

С первых минут постановка затягивает, как в воронку, гипнотизируя монохромными контрастами, разгоняя или замедляя пульс с помощью музыки, делая эмоции физически ощутимыми средствами пластического театра, раскачивая зрителя на эмоциональных качелях. Белые лица, чёрная одежда, белые полосы света в темноте. Так же однозначно всё в этой истории: есть белое, есть чёрное… Или нет?

Рецензия на спектакль «Магда», Плохой театр. Не играем

Бункер Гитлера, апрель 1945 года. Первые лица нацистского государства загнаны в угол, они прижимаются к стенам, словно готовятся к расстрелу, колотят по ним кулаками, скребут пальцами. Страдают от удушья — что за ирония судьбы?.. Крысы в ведре, пауки в банке… Наше отношение вроде бы предопределено — но спектакль показывает героев настолько объемными, что трудно временами не болеть за них. Режиссёр Дмитрий Крестьянкин говорит, что для него было важно заставить зрителя ловить себя на сочувствии этим людям — для выражения идеи о том, что фашизм — это не плакатное однозначное Зло, которому можно сказать решительное «нет». Это то, что может таиться в самых обыкновенных, привычных, даже дружелюбных вещах.

Рецензия на спектакль «Магда», Плохой театр. Не играем

Итак, шестеро виновных взрослых и шестеро детей, приговорённых с рождения. Дети играют. Взрослые… тоже. Гитлер (Манько) — то ли смертник, то ли безумец, то ли младенец. Пожираемый страхом оказаться хуже кого-то, он провозгласил себя сверхчеловеком, вдохновил эту игру, а теперь бросил её участников одних.

Рецензия на спектакль «Магда», Плохой театр. Не играем

Йозеф (Словицкий) — с профилем и скулами, о которые можно порезаться, похож на хищную птицу. И неотразимую пропагандистскую интонацию он ловит, как птица ловит крыльями восходящий поток воздуха. С детства усвоивший, что слабому не жить, он создал миф, в который поверил сам, придумал для игры правила, которые обернулись против него. А теперь пытается превратить поражение в победу, «убить двух зайцев» — спасти детей от русских и заставить их смерть послужить во благо идей Рейха.

Рецензия на спектакль «Магда», Плохой театр. Не играем

Магда (Тарусина) — эталон элегантности, мать немецкого народа — кажется выкованной из стали, и её ироничные реплики ранят не хуже клинков. Она играла как преданная соратница и хорошая жена, а потом устала себе лгать. Она может спасти детей, но не чувствует себя вправе сделать это — за всех, кто погиб в Аушвице. Она не хочет жить за идею, потому что поняла, что это идея людоедская, и готова умереть — потому что должна. Но не за неё, а против неё. Станет ли это победой Магды?

Рецензия на спектакль «Магда», Плохой театр. Не играем

Ева (Бешлиу) — маленькая жрица фюрера — играла самоотверженно и честно, и заслужила приз. А теперь наблюдает крушение своей мечты и в отчаянии закрывает на него глаза: слишком долго она ждала. Ева уговаривает Магду отправить детей в безопасное место с доверенной служанкой — они же ни в чем не виноваты! Но «невиновных в Германии нет».

Рецензия на спектакль «Магда», Плохой театр. Не играем

Доктор Людвиг Штумпфеггер (Вальберг) — белокурый, с внешностью принца из сказки — был зачарован совершенством Магды, с радостью вжился в роль, безоговорочно принял правила и исполнял приказы. Но теряется, ошеломленный её предательством, и выпадает из образа безжалостного паука — как будто роняет карнавальную маску.

Рецензия на спектакль «Магда», Плохой театр. Не играем

Ева и Людвиг — тоже дети, которые доверились в игре тем, кого посчитали за взрослых. И погибнут — не за идею, но из-за неё. Это ещё одна ключевая мысль постановки: нельзя верить идее, для которой смерть полезней жизни. «Детей рожают не для этого. — А для чего же, Хельга? — Чтобы дети могли умереть за фюрера!». Во времена отрядов школьников в военной форме, выходов на «Бессмертный полк» всей семьёй и всяческих «можем повторить» крайне полезно напоминать себе об опасности идей, замешанных на крови. И игр, в которых, как фигуры ни переставляй, какие ни сочиняй обоснования, факта не изменить: детьми придётся пожертвовать.

Рецензия на спектакль «Магда», Плохой театр. Не играем

Победителей в них не бывает. Только выжившие — те, кто нарушает правила, как Борман. Александр Худяков в этой роли блистательно мерзок: с какой спесью он, деревенский битюг, указывает аристократам Рейха на их чумазые лица и дурное воспитание, как радостно он влезает в личное пространство героев, как упоённо протоколирует их грешки! Он выбирает не умереть за идею, а жить за неё — но долго ли продлится его торжество?..


Можно сказать, что «Магда» — спектакль об ответственности: и ведущих, и ведомых. О том, как расплачиваются Крысоловы за свое всемогущество. О том, как опасно бывает идти за «взрослыми», принимать их правила. «Играем?». Нет.

Автор: Майкл Ардитти, перевод: Ольга Варшавер, Татьяна Тульчинская.

Режиссёр: Дмитрий Крестьянкин.

Художник: Анастасия Котова

В ролях: Тина Тарусина, Леон Словицкий, Анастасия Бешлиу, Александр Худяков, Александр Манько, Иван Вальберг.

Место: Karlsson Haus, Фурштатская, 30.

Продолжительность: 1 час 30 минут без антракта.

Возрастное ограничение: 16+



СМОТРИ ТАКЖЕ