ИГРЫ

Рецензия на оперу «Царь Эдип/Замок герцога Синяя Борода», МАМТ. Неведение как рецепт долгой и счастливой жизни


Рецензия на оперу «Царь Эдип/Замок герцога Синяя Борода», МАМТ. Неведение как рецепт долгой и счастливой жизни

Соседство этих произведений не характерное. Вместе их почти не исполняют. Но авторы постановки решили, что их роднит человеческая страсть к постижению истины и самого себя, к познанию невозможного.

Рецензия на оперу «Царь Эдип/Замок герцога Синяя Борода», МАМТ. Неведение как рецепт долгой и счастливой жизни

«Царя Эдипа» Игоря Стравинского и «Замок герцога Синяя Борода» Белы Бартока поставил художественный руководитель театра имени Е. Вахтангова Римас Туминас. Вместе с ним над прочтением двух ключевых партитур ХХ века работали главный дирижер театра Феликс Коробов, сценограф А.Яцовскис, художник по костюмам М.Данилова, хореограф А.Холина и художник по свету Д.Исмагилов. На самом деле, это случай практически уникальный: когда одновременно в одном городе в разных театрах и жанрах идут два «Эдипа», сделанные одной командой. В «родном» Вахтанговском – драма, в МАМТе – опера. Музыки и античных страстей хватает везде, но если на драматических подмостках верх берет все-таки режиссура и актерский талант (Ф. Добронравов и Л.Максакова в ролях Эдипа и Иокасты, его матери), то в опере всё меркнет перед гением Стравинского. Да, есть завсегдатаи консерватории, у которых при упоминании имени Стравинского начинается нервный тик, но мы всё же с теми, кто считает его гениальным композитором ХХ века, опередившим свое время, одним из тех, с кем ассоциируются во всем мире понятия русской культуры и музыки. 

Рецензия на оперу «Царь Эдип/Замок герцога Синяя Борода», МАМТ. Неведение как рецепт долгой и счастливой жизни

По изначальному замыслу Стравинского, либретто «Царя Эдипа» было переведено на латынь, которую он считал монументальной и возвышенной и как нельзя более подходящей для этой оперы. Обычные же, живые языки, Стравинский оставил Рассказчику, отдельному персонажу оперы, объясняющему зрителям происходящее. Он должен был говорить на языке той страны, где ставится опера. В нашем случае это русский язык и вахтанговец С.Епишев в роли Рассказчика.

Рецензия на оперу «Царь Эдип/Замок герцога Синяя Борода», МАМТ. Неведение как рецепт долгой и счастливой жизни

Сценический образ спектакля «Царь Эдип» – огромное, практически пустое, ярко освещенное пространство, лишь одна наклонная колонна, создающая некоторый визуальный акцент и лежащая на боку расколотая гигантская голова античной статуи, из которой появляются и в которой исчезают главные персонажи. Все довольно статично, происходящее немного оживляет хор, двигающийся резкими, четкими линиями и сопровождая вокал демонстративными жестами.

Рецензия на оперу «Царь Эдип/Замок герцога Синяя Борода», МАМТ. Неведение как рецепт долгой и счастливой жизни

Получается, что ничего не отвлекает слушателей от идеи, заложенной в античном мифе. И от музыки, в которой мощь, сила и звучание совсем неземного порядка. Что-то от тех первобытных сил, греческих богов и звуков сотворения мира. Хор, оркестр и дирижер это улавливают. Музыка заполняет собой всё и, в какие-то моменты, забываешь, что здесь есть еще и вокал (из всех выделяется, пожалуй, Иокаста в исполнении Н.Зиминой).

Рецензия на оперу «Царь Эдип/Замок герцога Синяя Борода», МАМТ. Неведение как рецепт долгой и счастливой жизни

«Замок герцога Синяя Борода» также минималистичен. На сцене – стол и кресло герцога, в глубине – серая стена с семью дверями, которые, одну за одной, открывает Юдит. Сценическое пространство решено в монохромной гамме, оживая только благодаря игре света и тени. (блестящая работа художника по свету Д.Исмагилова). Эта опера выглядит интереснее с точки зрения зрителя драматического театра. Герцог (Р. Улыбин) преимущественно неподвижен. Его задача – внушать благоговейный ужас. На контрасте с герцогом Юдит (Л. Андреева) – непрерывное движение и бег, взмахи рук и летящая ткань платья. К сожалению, опера исполняется на русском языке, за исключением одного венгерского слова «kékszakállú». Понятно, что разучить партии на венгерском – задача, требующая больших временных и технических затрат, но слушать оперу на том языке, на котором она была написана – не мы и не вчера придумали.

Рецензия на оперу «Царь Эдип/Замок герцога Синяя Борода», МАМТ. Неведение как рецепт долгой и счастливой жизни

Но оставим трудности перевода, потому что и «Синяя борода» – редкая удача. Сейчас в России вообще незаслуженно мало играют произведения композиторов из Восточной Европы. При том, что нам близка эта мелодика, очень много параллелей с русской музыкой и характером персонажей, но увы, где в репертуаре вы найдете Дворжака, Сметану, Бартока… А ведь это очень интересно (и, кстати, в отличие от музыки Стравинского, никаких претензий из разряда «сумбур вместо музыки» не вызывает – всё мелодично, гармонично, узнаваемо).

Рецензия на оперу «Царь Эдип/Замок герцога Синяя Борода», МАМТ. Неведение как рецепт долгой и счастливой жизни

«Замок герцога Синяя Борода» – единственная опера Белы Бартока – написана молодым композитором в 1911 году на либретто Белы Балажа по пьесе бельгийского писателя-символиста Мориса Метерлинка «Ариана и Синяя Борода» (по мотивам Шарля Перро). Либретто Балажа было написано для другого венгерского композитора – Золтана Кодаи, но присутствовавший при его публичном чтении Барток был настолько захвачен услышанным, что Кодаи уступил либретто ему.

Рецензия на оперу «Царь Эдип/Замок герцога Синяя Борода», МАМТ. Неведение как рецепт долгой и счастливой жизни

По мере того, как Юдит открывает дверь за дверью, напряжение нарастает не только в музыке, но и на сцене. Есть ощущение, что Туминас в «Синей бороде» почувствовал себя уверенно: все акценты расставлены, на сцену смотришь с интересом и музыкальный рисунок кажется удачно вплетенным в рисунок сценический. Или это всё-таки история о том, что гений Стравинского не оставляет шансов другим?

Рецензия на оперу «Царь Эдип/Замок герцога Синяя Борода», МАМТ. Неведение как рецепт долгой и счастливой жизни

Два таких стилистически разных произведения объединяет тема рока и опасностей, грозящих человеку, стремящемуся к познанию истины.

Потому что во многой мудрости много печали;

И кто умножает познания, умножает скорбь. 

Царь Эдип пытался избежать пророчества, но обмануть рок не смог: он убивает отца и женится на матери, как и было предсказано. Долг царя обязывает Эдипа найти убийцу. И он находит его в себе самом, что вынуждает его совершить над собой же жестокий суд.

Рецензия на оперу «Царь Эдип/Замок герцога Синяя Борода», МАМТ. Неведение как рецепт долгой и счастливой жизни

Герцог Синяя Борода честно просил новую жену не открывать запертые двери – но он с самого начала знал, что Юдит добьется знания даже ценой собственной свободы и в результате займет пустующее место среди убиенных жен. Если бы не ее желание узнать все о муже, может она и осталась бы жива.


И Эдип и Юдит не смогли вовремя остановиться. Они погубили себя жаждой познания. Для слушателей же – это отличная возможность узнать что-то новое (кому – в музыке, кому в сценографии) и остаться при этом в живых. 

Композитор: Игорь Стравинский / Бела Барток

Либретто: Жан Кокто / Бела Балаж

Музыкальный руководитель и дирижер-постановщик: Феликс Коробов

Дирижер: Тимур Зангиев

Режиссер-постановщик: Римас Туминас

Художник-постановщик: Адомас Яцовскис

Хореограф-постановщик: Анжелика Холина

Художник по костюмам: Мария Данилова

Художник по свету: Дамир Исмагилов

Главный хормейстер: Станислав Лыков



СМОТРИ ТАКЖЕ