ИГРЫ

Прометей 2 — работа над ошибками


В прошлом месяце наконец-то был раскрыт “таинственный проект”, запланированный Ридли Скоттом на 2016 год, – после большого количества слухов на кинофорумах компания 20th Century Fox объявила, что фильмом, о котором все говорят, станет «Прометей 2». А Нуми Рапас и Майкл Фассбендер снова вернутся соответственно к ролям Доктора Элизабет Шоу и Дэвида.

Это объявление немедленно стало причиной новых обсуждений достоинств и недостатков первого фильма «Прометей», фильма, который стал причиной бесконечных споров с момента его выхода на экраны. Является ли он кинематографическим шедевром или совершенно испорченной возможностью действительно исследовать мифологию Чужих? Или может быть он является – что более правдоподобно – чем-то средним; приличный научно-фантастический фильм, основанный на глубоко любимой франшизе, одновременно и увлекательный, и чрезмерно амбициозный?

Для многих «Прометей» оказался проектом, создатели которого не смогли до конца решить в каком направлении двигаться. В итоге результат, хотя и получился впечатляющим визуально (если и есть та вещь, которую Ридли Скотт понимает, так это как снимать красивые фильмы), но вызывает ощущение разобщенности и в чем-то даже банальности.

В приведенном далее списке предлагаем рассмотреть недостатки первого «Прометея», из описания которых сиквелу необходимо сделать выводы, чтобы предложить зрителям более гармоничный, увлекательный и, в конечном счете, более успешный фильм.

Прометей 2 — работа над ошибками

10. Правдоподобно использовать технологии

Начнем с претензий по мелочам, но, тем не менее, именно эта мелочь скрадывает ощущение достоверности, которой Скотт и постановщики очень тщательно добиваются в ходе всего фильма – ощущения, что показываемый мир будущего представляет собой логичный мир с правдоподобными технологиями, используемыми героями соответствующим образом.

Самым очевидным моментом в «Прометее», когда использование технологии противоречит здравому смыслу, является сцена, в которой геолог Файфилд (Шон Харрис) создает карту внутреннего пространства, используя ботов-сканеров, только для того, чтобы чуть позже заблудиться самому – причем всего за несколько секунд до этого капитан корабля наблюдал за учеными на собственной карте. Это случай, когда целью плохо прописанного сценария является скорейший переход к следующему ключевому моменту, а не правдоподобность.

Надеемся, что при создании сиквела сценаристы будут придерживаться логически последовательного подхода к использованию технологий героями – хотя, как уже было сказано, эта небольшая критика «Прометея» бледнеет по сравнению с фильмом «Гравитация», в котором героиня, явно не имеющая никаких практических технических знаний в области пилотирования космических аппаратов, невероятным образом запускает спускаемый модуль на заброшенной китайской космической станции.

Прометей 2 — работа над ошибками

9. Сократить диалоги

Если рассматривать актерскую игру в «Прометее», то ошибок тут не так уж и много: актеры играют свои роли на отлично и стараются изо всех сил, используя материал, который им дали. Просто обидно, что материал мог быть гораздо короче в плане диалогов.

Начиная с избитых клише экзистенциальных размышлений, которые могли бы точно также стать слоганами для афиш или “слоганами” в трейлерах (“Как далеко ты готов зайти, чтобы получить свои ответы? Что ты готов сделать для этого?” … “Куда угодно и что угодно.”), и заканчивая ссылками на “веру”, либерально разбросанными по всему фильму. Большая часть диалогов, кажется, отражает наименьший общий знаменатель аудитории, а не предположительно интеллект героев, произносящих их. В других случаях, большая часть диалогов вызывает ощущение, будто их главной функцией является описание происходящего на экране. А нелепый стеб между членами команды, находящимися перед лицом неминуемой смерти, усиливает ощущение просмотра ужастика для подростков.

Учитывая, что «Прометей 2» выйдет на экраны не ранее 2016 года, можно надеяться, что времени более чем достаточно, чтобы избавиться от перегибов, омрачивших первый фильм. С небольшой долей удачи они воспользуются советом Майкла Фассбендера, который прошлым летом сказал в интервью следующее: “Я не хочу, чтобы они спешили. Требуется время, чтобы написать сценарий”. А если постановщики собираются улучшить диалоги, то будет правильным потратить чуть больше времени на людей, которым эти слова предназначаются…

Прометей 2 — работа над ошибками

8. Сделать героев более достоверными

Если предположить, что команду Прометея должны были набирать исходя из их научного опыта, то большинство членов этой группы ведут себя абсолютно несоответствующе и совершают действия, указывающие на тот факт, что сценарист плохо понимал роли, которые должны были играть герои фильма.

Самым явным примером данной проблемы является геолог Милберн (Рейф Сполл), который то находится в ужасе от отрубленной головы Создателя и отчаянно стремится вернуться на корабль, то, несколькими моментами позже, влюблен в довольно-таки живую инопланетную змею, которую он пытается погладить, с заведомо предсказуемыми смертельными последствиями. И сам факт того, что вся миссия опирается на веру Шоу, а не на доводы разума, только подтверждает насколько антинаучными на самом деле являются эти ученые.

Так как в «Прометее 2» остались только Шоу и Дэвид, то в качестве отправной точки новый фильм обладает преимуществом и может начать продолжение истории с чистого листа. Возможно, в следующий раз зрителям предложат знакомство с героями, которые будут более проработанными и детализированными, как например, Элен Рипли…

Прометей 2 — работа над ошибками

7. Закрыть дыры в сюжете

Для Голливудских фильмов наличие огромного количества дыр в сюжете, которых хватило бы, чтобы затопить корабль, — не редкость, но в «Прометее» таких дыр даже больше, чем обычно. Часто такие пробелы вызывают ощущение, что создатели фильма в своем стремлении преподнести зрителям “кинематографические моменты”, вместо объяснения причин, скрывающихся за ними, просто решили не заботиться о смысле этих моментов. Зачастую зрители готовы пренебречь верой в происходящее при просмотре развлекательных фильмов. Однако стоит помнить о существовании грани между вымышленной реальностью и полным абсурдом происходящего.

Так как «Прометей» начинается с большого количества вопросов без ответа, а заканчивается еще большим количеством вопросов, то, по крайней мере, сиквел находится в том положении, когда он может выполнить свое предназначение и дать зрителям некоторые ответы. Мы не ждем, что появится логичный ответ на вопрос о самой природе существования жизни, который был поднят в первом фильме, но решение некоторых открытых моментов станет хорошим решением для привлечения внимания.

Прометей 2 — работа над ошибками

6. Избавиться от клише

На базовом уровне большая часть диалогов и черт героев, как было уже сказано выше, попадает в категорию клише, но безоговорочно самой раздражающей сценой является преподнесение того факта, что Вэйланд (Гай Пирс сыгравший старика с самым ужасным гримом в истории кинематографа) на самом деле отец Викерс (Шарлиз Терон). В то время как Викерс, кажется, принимает участие в миссии, чтобы обозначить присутствие “злобной корпорации” (еще одно клише, популярное в наши дни), разоблачение семейной связи выглядит совершенно не к месту, а, принимая во внимание, что ни один из двух героев не был дополнен чертами, выходящим за рамки базовых стереотипов, этот момент не оказывает практически никакого влияния на зрителей. Создается ощущение, что данное разоблачение включили в сюжет просто так.

При наличии более продуманного сюжета сиквел сумеет избежать таких сцен, потому что они окупаются только тогда, когда зрители поверили в героев. В конце концов, сегодня зрители в целом более сообразительные, поэтому могут распознать приближение таких сцен заранее или понять, что они были втиснуты в сюжет ленивым сценаристом. И, кстати говоря, о втиснутых “моментах”…

Прометей 2 — работа над ошибками

5. Не надо втискивать ‘моменты’ из франшизы Чужих

Если вы собираетесь включить в фильм моменты, которые отсылают зрителя к предыдущим частям фильма, то следует делать это с долей утонченности. В фильме «Прометей» не очень заботились о таком подходе, поэтому сцена с кесаревым разрыванием груди и появлением Чужого воспринимается как обязательная и всеми ожидаемая. Конечно же, ее очень хорошо поставили, но для «подкованных» зрителей было ясно, что такая сцена просто неизбежна и неотвратима.

Еще более дерзкой является вся первая часть фильма – от прибытия на планету до нахождения цилиндров, – похожая на переделку Чужого. Среди прочих явных ссылок на франшизу находятся оторванная голова Дэвида, которая возвращает нас к финалу фильма Чужие, когда королева ксеноморфов разрывает Бишопа на части, а также заключительная сцена, в которой не совсем эталонный, но все же знакомый зрителям Чужой вылезает из тела Создателя – это своего рода возврат к тому, что мы уже видели в фильмах о ксеноморфах, да еще и выглядит как легкий способ завершить фильм.

Эти моменты выглядят нарочито втиснутыми в фильм ради удовлетворения фанатов. «Прометей 2» может пойти по лучшему пути и либо полностью воспользоваться содержанием предыдущих фильмов и поднять их до новых высот, либо выбрать собственный путь.

Прометей 2 — работа над ошибками

4. Меньше копирования

Кроме копипасты из франшизы про Чужих, «Прометей» также позаимствовал элементы из других научно-фантастических фильмов – и хотя в данном жанре всегда могут встречаться схожие признаки, «Прометей» продемонстрировал несколько особо ярких примеров копирования, которые в сиквеле лучше скрыть.

Например, использование огнемета для уничтожения мутировавшего члена команды не напоминает вам ничего из фильма Джона Карпентера «Нечто»? Можно провести и другие параллели, касающиеся визуального стиля, музыкальных тем и характеристик, с другими научно-фантастическими фильмами, такими как «Стар Трек», «Контакт», «Левиафан», «2001: Космическая Одиссея», «Миссия на Марс», «Искусственный Разум» и даже «Секретные материалы». Сходство было достигнуто либо намеренно, либо случайно. К тому же данный фильм слишком часто использует традиции и переносы жанра, а в результате всего этого получается фильм, создающий ощущение универсальности.

Такие фильмы как «Хижина в лесу» становятся успешными, потому что в них сознательно изменяются и подрываются ожидания и правила жанра; «Прометей», со своей амбициозной идеей происхождения человека и вопросами веры против разума, мог бы стать более удачным, если бы в нем было меньше производных других фантастических фильмов и больше фокуса на оригинальности.

Прометей 2 — работа над ошибками

3. Усовершенствовать темп

Пусть первая часть фильма является точной копией начала фильма «Чужой», но может именно поэтому она так хорошо смотрится, с моментами напряжения, которое то нарастает, то уменьшается, что, безусловно, привлекает зрителей. К сожалению, данный принцип применяется неравномерно в остальной части «Прометея».

А в финальной части становится понятно, что сценаристы изо всех сил пытались втиснуть все оставшиеся идеи продюсеров и грандиозный финал в конец сценария, не особо заботясь о каком-то смысле. Это классический для кинематографа случай чрезмерного использования событий совместно с неожиданным спасением (вовремя появившийся гигантский кальмар, извлеченный ранее из Шоу и выросший до огромных размеров, фактически спасает героиню от верной смерти), чтобы завершить фильм.

Так как в «Прометее» мироздание уже проработано, то в сиквеле не придется тратить много времени на объяснение деталей, что позволит создателям фильма обратить внимание на структуру самой истории, которую можно будет выстроить без попыток втиснуть слишком много действия в короткий отрезок времени.

Прометей 2 — работа над ошибками

2. Уменьшить количество “Грандиозных Идей”

Очень хорошо, что создатели фильма, опираясь на мифологию, античную историю и религиозный символизм, попытались придать истории более философский оттенок, но, к сожалению, в «Прометее» многие вещи рассматриваются слишком поверхностно, как будто фильм существует только для того, чтобы зрители в недоумении чесали затылки, а не для того, чтобы они задумались о более основных выводах.

Вопрос посещения Создателями земных цивилизаций прошлого бегло раскрывается в одной из сцен, где проводится сравнение древних пиктограмм. Но от этой сцены возникает ощущение, как от эпизода передачи «Древние пришельцы» на канале Discovery (хотя если бы это был сериал на Дискавери, то нам бы не пришлось услышать глупую ошибку от эксперта, который описывает Шумерскую, Месопотамскую и Вавилонскую культуры как “несвязанные”). В то же время в фильме настолько мощно используются религиозные символы – начиная с капитана, наряжающего рождественскую елку по прибытии и заканчивая Шоу, которая крепко держится за свой крестик, а также идея непорочного зачатия, перевернутая с ног на голову, – что лишь немногие зрители не смогли понять борьбу веры с наукой, с которой сталкивается Шоу.

От фильма «Прометей» складывается впечатление, что создатели просто не знали, что им делать со всеми этими идеями, или, в самом деле, на какой из них сфокусироваться. Сиквел стоит основать на одной идее, такой, которая сможет логически все объяснить – на идее, которая позволит отбросить в сторону всю шелуху и обеспечить твердую мифологическую основу.

Прометей 2 — работа над ошибками

1. Найти “Хорошую Идею”

Этот последний вывод в некотором смысле обобщает о «Прометее» все, что низводит его с позиции потенциального шедевра до позиции недоделанного развлекательного фильма средней руки. В то же самое время «Прометей» излагает более широкую проблему, с которой сталкиваются даже крупнобюджетные блокбастеры и высокорентабельные кинофраншизы – даже такие, режиссером в которых является Ридли Скотт. Этой проблемой является недостаток фокуса.

Недостаток фокуса в «Прометее» – это основной вывод, который следует сделать при создании сиквела. Первый фильм заканчивается тем, что от команды миссии остается только два ее члена, поэтому нет причины, по которой Скотт и сценаристы не смогли бы избежать тех же ошибок. Возможно, будет лучше не вводить в сиквел новую команду «универсальных» героев, подходящих для ликвидации (например, не копировать в следующий раз, что будет довольно предсказуемо, Чужих и не натравливать на них команду военных). Наверное, лучше будет добавить хорошо проработанных героев, чтобы зрители не ждали когда же их убьют. Такой ход позволит сделать фильм более богатым и интересным.

Предположение, что в «Прометее 2» будет большое количество Дэвидов было встречено в интернете с большим энтузиазмом, сама концепция может хорошо сработать, но необходимо прислушаться к предостережениям – в конце концов, Агент Смит был одной из лучших находок в Матрице, однако подход “множественности Смитов” в сиквеле был одним из самых непроработанных моментов фильма. Больше — не всегда значит лучше, а если создатели «Прометея 2» все-таки пойдут по этому пути, то будем надеяться, что они смогут добавить некоторые интересные сюжетные повороты и моральные дилеммы, сосредотачиваясь при этом на более плотном сюжете. Таким образом, «Прометей 2» действительно может стать более великим фильмом, чем пытался стать оригинал, который во многом представляет собой все же выдающуюся попытку.

by Andrew Dilks, whatculture.com

Перевод: Rutab.net



СМОТРИ ТАКЖЕ