НОВОСТИ

Сериалу «Бедная Настя» 15 лет: как сложились судьбы актеров


Сериал удивил зрителей сказочной историей и красивой картинкой. А также открыл новые актерские имена. Что для артистов значил этот проект и помог ли он им в профессии?

Канал СТС начал показ 127-серийной теленовеллы 31 октября 2003 года. История крепостной Анны Платоновой стала одной из самых успешных на нашем ТВ: оригинальный российский сериал транслировали в 34 странах, в Китае он побил все рейтинги. У нас его повторяли 6 других телеканалов вплоть до прошлого года. Одну из четырех главных ролей, князя Михаила Репнина, исполнил 26-летний Петр Красилов, для которого она стала первой работой в кино. Как сложилась его судьба? Актер практически не дает интервью, но на просьбу «Антенны» откликнулся.

— Мы не молодеем, годы идут. Когда я вышел в роли Фандорина в первый раз на сцену РАМТа, мне было 24 года, а сейчас 41. Я нечасто думаю о своем возрасте, но бывает, а сегодня такое настроение.

За годы со времен «Бедной Насти», моей первой роли в кино, как мне кажется, я чуть больше овладел своей профессией. Сыграл много ролей в разных театрах, снимался в кино. У меня сыну Ивану уже 16 лет, а дочери Александре – 10. Они оба этот сериал не видели. «Бедная Настя» – сериал не для парней, а дочку мы ограничиваем в просмотре телевизора. Пусть пока развивается, книжки читает.

Дети мною гордятся не потому, что я играю в театре, а потому, что я такой, какой есть. Сын у меня шалопай, ему на улице интереснее, а дочка – театрал. Всегда ходит со мной в театр и даже несколько раз выходила со мной на сцену. Это было в «Истории любви» «Независимого театрального проекта». Там у меня есть эпизодик, где я притворяюсь по телефону женой приятеля. Мне Сашку было не с кем оставить, взял с собой, и, чтобы дочка не болталась за кулисами, я предложил ей выучить два слова: «Мама, а как же я?» Она согласилась, и мы выходили с ней за ручку. По ту сторону сцены ей нравится. Но когда ее спрашиваешь, кем она хочет стать, то чаще упоминает врача, пару раз ветеринара.

Животных она любит. У нас жила собака – йоркширский терьер, но года три назад возраст взял свое. По паспорту его звали Еромир Серебряная тень. Я его звал Чуи, потому что он был очень похож на Чубаку из «Звездных войн», и он откликался. Сейчас дочка требует собаку: ей нужно, чтобы дома кто-то был, за кем надо ухаживать. Мне сложно сразу заводить новую, и я сказал Сане, что мы подождем, пока она подрастет и поймет, что питомец – это не только игры, но и большая ответственность: «Когда тебе исполнится 16, можешь поработать беби-ситтером для собак, накопишь себе на собаку, и тогда я тебя отговаривать не стану». Пока что согласилась.

Ей 10 лет, она дама с характером. У нее свой взгляд на все вещи – и на меня, и на маму. Но, с другой стороны, она еще ребенок, и для нее театр – это что-то сказочное. Когда артист в костюме и загримирован, он персонаж, когда он без костюма и грима, это знакомый папы, и это не так интересно.

***

Сериалу «Бедная Настя» 15 лет: как сложились судьбы актеров
Фото: кинокомпания «Амедиа»

Я уже очень давно не снимаюсь, занимая свободное время театром. Мне не хочется сниматься в том, что мне присылают, а быть может, мне не присылают хорошего. Я получаю удовольствие от театральных работ, в которых участвую. Зачем я буду себя обделять?

Сериалу «Бедная Настя» 15 лет: как сложились судьбы актеров
Фото: Илья Золкин

Борода у меня растет сама без всяких усилий. Надоест – сбрею, не надоест – буду еще носить. Пока бриться лень. Мужчина должен быть мужчиной внутри, как и женщина должна быть женщиной внутри. Как он выглядит, из человека мужчину не делает.

У сына борода пока не растет. Я его спрашивал: «Что, бреешься?» А он: «Еще не пробовал». Немного грассирует. В этом году он поступил в юридический колледж. У него было много разных увлечений, даже фигурное катание, как у папы (в детстве актер шесть лет занимался фигурным катанием, а в 2006 году в паре с Оксаной Грищук выиграл шоу «Танцы на льду». — Прим. «Антенны»). Месяц катался и понял, что это не его. У него такой характер, что он не может ни на чем остановиться. Позанимался всем по чуть-чуть. Надеюсь, что юриспруденцией позанимается подольше. На мои расспросы про учебу не отвечает. Говорит, что все нормально. Дети, которым 16, у них все нормально в жизни. Сам решит, кем станет, и меня поставит в известность, как это принято.

Супруга (в 2006 году Красилов женился на актрисе Ирине Шебеко. — Прим. «Антенны») окончила ГИТИС. В театр она не устраивалась, не хотела, а работала в кино. Потом родилась Сашка, она ею занималась. Потом стала заниматься английским языком, фотографией увлеклась и пошла в эту сторону. Выиграла два международных конкурса, получила грант на обучение, и теперь она график-дизайнер.

Я человек немного легкомысленный, поэтому, наверное, мне досталась такая сильная волевая женщина. Мы друг друга дополняем. Это было обоюдное завоевание. Кстати, однажды мы снимались вместе: в «Не родись красивой» она играет одну из знакомых Жданова. Познакомились мы в театре, где я работал, а она училась у художественного руководителя. Когда не было свободных аудиторий в училище, студенты приходили в театр, где еще были свободные места. Сейчас уже нет, все помещения заняты.

***

В «Бедную Настю» я попал совершенно случайно, как многое происходит в моей жизни. Первые два месяца мы жили в Санкт-Петербурге. Я уехал в экспедицию и жил в потрясающем осеннем сказочном Петербурге. Мне не надо даже было перевоплощаться: «Ой, вы такие декорации построили для этого фильма! Здорово! Эрмитаж, Царское Село».

Потом, когда все перекочевало в Москву, то снималось в павильонах «Мосфильма», но тоже было много натуры. У нас работали две группы – одна снимала в павильонах, другая – только натуру.

Поскольку для меня это был первый опыт съемок, да еще в сериале, то я к такому не был готов. Это была пахота. Ты выходил на площадку в 7 утра, а заканчивал в 1−2 часа ночи.

Было 5 камер, которые работали в режиме нон-стоп, и еще успевали монтировать и выдавать готовый материал. Начали снимать – и начали показывать. Это были передовые западные технологии. За 15 лет многое ушло вперед, в сериалах начали использовать компьютерную графику. А наш сериал завораживает еще и тем, что там довольно длинный пролог: герои поют романсы, читают стихи… Прелесть. Сегодня такого уже нет.

Во время съемок все артисты по чуть-чуть учили чему-то, советовали подумать над словом. Я впитывал игру грандов, переносил на себя, поэтому мне трудно сказать, кто чему научил конкретно. Даня Страхов, Лена Корикова, Антон Макарский были более опытными и в какой-то степени меня опекали.

В Питере мы жили в одной квартире с Даней рядом с Дворцовой площадью. Мы обошли весь город в свои выходные, проплыли все каналы, так что когда я туда теперь приезжаю, мне кажется, что это мой родной город. Я очень люблю ходить по музеям и очень переживаю, что не успеваю посмотреть японскую гравюру в Пушкинском музее. В детстве мы с мамой стояли сюда в километровых очередях. Потом мне показалось, что люди так в музеи уже не ходят, поэтому приехал в перерыве между репетицией и спектаклем, встал в очередь, но через час еще не дошел до входа. Пришлось идти играть спектакль.

Даня тоже очень образованный, культурный человек. Мне везет на людей. За все время работы ни одного никчемного не попалось. С Даней и Антоном мы можем встретиться случайно, проболтать весь день, пойти к кому-то в гости. И будет ощущение, что мы вообще не расставались. С Леной Кориковой виделись, правда, очень давно. Верю, что у нее все в порядке, что она занимается тем, чем хочет.

В сериале мне больше всего запомнились конные виды спорта, езда на лошадях, потому что так ноги у меня не болели никогда. Антон довозил нас до конноспортивного комплекса (я машину не вожу), и мы проводили много часов, тренируясь. В детстве я часто ходил в цирк, был за кулисами и знал, что такое лошади, что это довольно тяжелая профессия. После тренировок шел домой, и казалось, что лошадка еще под тобой. Ноги колесом, и ты не можешь соединить их нормально. Даже не знаю, как Антон жал на педальки. Меня лошади сразу раскусывают: с этим можно себя вести как угодно, он не строгий, можно вообще не слушать. Мне всегда доставались норовистые лошадки. Последний был конь Тамерлан. Уже по имени было ясно, что не нужно мне давать такого коня. Он плохо себя вел, меня не слушался. Я едва успевал вставить ногу в стремя, а он уже понесся по зимнему лесу. Приходилось делать массу дублей, но конники сказали, что крещение я прошел.

Американцы приезжали на площадку и, судя по лицам, были довольны. Хотя английского я тогда не знал, поэтому оценить мог только по их просветленным лицам.

Это была первая яркая, добрая, довольно масштабная сказка, за что ее зрители и полюбили. Это был новый метод показа в то время. И это было не похоже на все, что было, когда снимали на «Бетакам» и картинка была плоская, как для полицейской хроники, как в новостях, как в жизни, ничего художественного. А тут – 5 камер, много ракурсов, много планов, можно лошадок пустить. Русь-матушка… Удивительно, что у абсолютно всех занятых актеров и актрис красивые лица. Чисто эстетически приятно посмотреть.

Фильм показывали в разных странах и делали дубляж. Я летел в самолете и видел его на арабском языке. Смешно. Меня в Китае узнавали. Ничего не понял из того, что мне говорили, но по лицам видел: радуются. Тогда, когда мне было 25 – 26. Сейчас, наверное, уже не узнали бы.

Давным-давно были мысли о продолжении у продюсеров, но, по-моему, они так мыслями и остались. Нужно делать лучше, нельзя хуже.

***

Я один из многих артистов, которые не смотрят свои фильмы. Боишься, что себе не понравишься и будешь с этим всю жизнь мучиться. Как потом людям в глаза смотреть? Как-то в Самаре ко мне на улице подошла женщина и поблагодарила за роль в «Фандорине». Почему-то мне больше нравится, когда меня узнают за работы в театре. Наверное, внутри сидит убежденность, что телевизионная популярность не совсем настоящая. Наверное, потому, что телевизор включить легко – вот он на кухне стоит, а в театр еще дойти нужно.

В моем герое Репнине заложена слабость, сомнения, чего нет в Фандорине. который слишком идеальный персонаж для этого мира. Таких людей в природе не бывает, но он нужен был автору, чтобы показать несовершенство всего остального. Особенно юный Фандорин из «Азазеля» – он не рефлексирует. Иногда пересекаюсь с другими Фандоринами. Егора Бероева я знаю с института, он на курс меня старше. С Олегом Меньшиковым я не знаком, хотя играл в его театре, но не в его спектаклях. С Ильей Носковым мы пересекаемся в Питере. Мы все, артисты, одна большая семья, рано или поздно мы пересечемся. В этом отношении мы цыгане, все время в кибитках. Сегодня с этими, завтра – с другими. Встречи не планируем, они происходят сами собой.

Фандорина я перестал играть, потому что стал старше и это трудно скрывать. Поступки героя простительны двадцатилетнему, который всему учится в первый раз и все видит впервые. Он всему удивляется. Но сорокалетний не может делать таких поступков. Это значит, то он глуп. А Фандорин не может быть глуп. Джульетту же не играет 90-летняя бабушка. Да, Янина Жеймо в 37 лет играла юную Золушку, но в кино, и ее возраст не был виден. У меня одни роли остаются там, а новые, не менее интересные, появляются здесь.

Вот дома теперь хранится большая грамота в стеклянной рамке от президента, весит килограммов пять. К ней еще значок прилагается. Храню ее в специальной папке, пока что места не выбрал.

Так высоко отметили спектакль «Демократия», сложная работа для меня. Много-много сомневался, поймут ли его, примут ли, будет ли интересно. Во-первых, вся эта история происходит не у нас, а в Германии, в период с 1969 года, а многие зрители нашего театра тогда и не родились. Молодые люди в возрасте 25 – 30 лет в основном не знают, что происходило в Германии в это время. Хорошо, если они помнят, что Германия была разделена на две части, две страны – ФРГ и ГДР. ФРГ – это Западная Германия, направленная на Запад, то есть Англию и Америку. ГДР – это Восточная Германия, которая пользовалась протекторатом Советского Союза и строила социализм. Это легкий экскурс в историю, чтобы вы оценили, что это произведение непростое. И его нельзя воспринять в полном объеме, если не знать истории. Это разделение является исходным событием самого спектакля. В спектакле присутствует Вилли Брандт, тогдашний канцлер ФРГ, чья политика была направлена на то, чтобы в конце концов объединить Германию или хотя бы дать ГДР какую-то независимость, то есть признание, потому что Европа не признавала ГДР как самостоятельное государство, считала придатком Советского Союза, который оттяпал себе эту часть Германии. Персонаж, которого играю я, – это Гюнтер Гийом, контрразведчик в штази – контрразведке ГДР. Его задача – сблизиться с Брандтом, войти в его окружение и следить за его политикой, чтобы его интересы совпадали с интересами ГДР.

Когда Алексей Владимирович Бородин заманивал меня участвовать в спектакле, он говорил, что это такая шпионская история вроде Джеймса Бонда. На самом деле все это не так. В шпионских историях мы обычно не знаем, кто шпион, кто не шпион, кто за кем следит – есть какая-то детективная линия. Здесь же с самых первых минут спектакля все знают: это шпион, он следит за этим товарищем. Оказывается, зрителя очень легко удержать, если политика уходит на задний план. Там очень много политики, но вся она разбирается с точки зрения человеческих отношений. Вмешательство третьих сил и подозрения на предательство не могут все-таки разрушить дружеских отношений. Даже когда Гюнтера сажают и Брандт понимает, что хотя этот человек ему очень нравится, но играет он против него и является предателем с точки зрения ФРГ, они не могут относиться друг к другу не по-дружески, без общечеловеческой любви. И это, наверное, держит зрителя.

В прошлом году мы привозили спектакль в Мадрид, где давали четыре вечера подряд, и четыре вечера у нас был полный зал, причем большинство зрителей были испанцы, а не наши русскоязычные мигранты. У них был подстрочник, но они все-таки смотрели на сцену. Иначе я не видел бы их таких живых эмоций в конце спектакля, что было очень приятно.

В этой работе я не пытался искать каких-то сравнений с такими мастерами этого жанра, как, например, Вячеслав Тихонов, или, наоборот, избегать таких сравнений. Да и про бондиану мне сказали только для того, чтобы я дал согласие и пришел работать.

Мой герой – исторический персонаж. Он быстро сходится с людьми и все делает на виду. Занимается своей деятельностью разведчика, не скрывая это вообще. В его характере есть открытость, которая заставляет других думать, что уж он-то точно не может быть шпионом. Шпион должен быть серьезным, а это очень наивный шпион. Он всегда говорит правду: «Привет, я шпион», а думают, что он шутит.

Те, кто со мной общаются, замечают, что я постоянно улыбаюсь. В жизни я бываю разным. Все мы болеем, и настроение бывает плохим, но у меня нет привычки выкладывать свои переживания на публику. Это неправильно. Я так воспитан, что жизни радуюсь, мне нравится жить. Это прекрасное состояние. Когда ты встречаешься с людьми и улыбаешься им, то они тоже начинают в ответ улыбаться, хотя я не знаю, что они там про себя думают (смеется). Я – Близнецы, но в зодиакальной тематике никогда всерьез не разбирался. В гороскопах обычно пишут и хорошее, и плохое. И я вывел для себя отличную формулу: то, что пишут хорошее, точно правда, а то, что пишут плохое, точно неправда. Про Близнецов много чего написано: и что характер легкий, воздушный, и что мы двуличные собаки. Хотя это, наверное, актерам помогает.

Примерно в начале февраля в РАМТе ожидается очень интересная работа – пьеса Тома Стоппарда «The Hard Problem», что на русский перевели просто «Проблема». То есть большую серьезную проблему облегчили. Историю эту довольно просто объяснить в двух словах. Это про одиночество, про то, что каждый человек по-своему одинок, перед каждым стоит проблема выбора – выбираешь ты циничное и эгоистичное отношение к жизни или альтруизм? Ты отказываешься в какой-то момент от науки и задумываешься над тем, что помимо того, что можно доказать, есть что-то, что доказать нельзя и во что можно только верить. И еще отношения мужчины и женщины: женщина хочет чего-то постоянного, семейного, даже если она до этого отнекивалась от таких желаний, но они все равно у нее всплывают. Мужчина же может быть абсолютным циником и позволить себе сказать: у нас дружба с элементами секса. Дальше никаких нас. Так нам удобнее и интереснее.

В чем интерес: все эти простые истории у Стоппарда происходят в Институте мозга. Там нет ни одного простого человека, все герои – ученые, изучающие мозг. Это и нейробиология, и нейрофизиология, и нейрохимия, и нейропсихология – все нейро. Рассказать простую историю научной терминологией очень сложно и очень интересно. Так чтобы зритель слышал научные конструкции и понимал: это же о любви, ух ты! Я прихожу на репетиции и получаю удовольствие от всего этого.

***

Насчет вопросов взаимоотношений, который ставятся в этой пьесе, каждый человек должен разобраться в себе сам. Мы, артисты, показываем ту или иную сторону, белую или черную, не для того, чтобы привлечь туда, а чтобы вы, зрители, подумали, в чем человеческая ценность – в сиюминутности или в чем-то духовном и значимом. В отношениях между мужчиной и женщиной я придерживаюсь равноправия. Самое ужасное, что может разрушить семью, – это когда кто-то начинает ставить себя выше и отрицает мнение другого человека. Надо уважать.

Я верю в Бога и знаю, что Он есть. Всегда знал, с самого рождения. Мы можем ошибаться, Он не ошибается, помогает, останавливает иногда.

Досье

Родился: 3 июня 1977 года в г. Балашиха Московской обл.

Образование: Высшее театральное училище им. М. С. Щепкина.

Карьера: работал в театре «Сфера», «Ленкоме», Театре Российской армии. С 2001 года – актер Российского академического молодежного театра. Первый исполнитель заглавной роли в спектакле «Эраст Фандорин» (2002 – 2015). Снялся в 22 фильмах и сериалах, среди них «Не родись красивой», «Записки экспедитора тайной канцелярии», «Людмила Гурченко».

Семейное положение: женат на дизайнере Ирине Шебеко. Сын Иван (16 лет), дочь Александра (10 лет).


СМОТРИ ТАКЖЕ